«Свежих анекдотов о российской экономике нет»

«Свежих анекдотов о российской экономике нет»Храните деньги в банке и не пытайтесь играть на слабеющем рубле. Или просто потратьте их и помогите национальной экономике расти, советует читателям «Фонтанки» глава ВТБ 24.

Светлана Холявчук/Интерпресс
Подобно своему тезке, известному сатирику, Михаил Задорнов не прочь пошутить про российскую экономику, однако, в отличие от него, не склонен недооценивать умственные способности американцев. Что поможет расти придавленному санкциями ВВП, почему банкиры не верят в биткоин и есть ли опасность, что Центробанк станет новым Госпланом, экономист рассказал на полях Международного финансового конгресса, который прошел в Петербурге 12-14 июля.  
— Михаил Михайлович, накануне сенат США представил новый проект о санкциях против России. Почему американцы такие тупые?
—  Я думаю, логика американцев вполне понятна. Они искренне считают, что Российская Федерация в лице патриотически настроенных хакеров вмешивалась в выборы на территории США. И они, согласитесь, имеют на это некоторые основания. Вам бы понравилось, если бы в российские выборы на уровне одного кандидата или Центризбиркома было вмешательство другой страны? Но можно рассчитывать на то, что администрация США не будет заинтересована в законе, так как он ограничит возможности президента Трампа по отмене и изменению этих санкций. Будем надеяться, что, если он будет принят, то в очень смягченной редакции.
— На Международном финансовом конгрессе главы ЦБ и Минэкономразвития заявили, что кризис в России закончился. Совпадает ли это с вашим ощущением?
—  У нас есть два источника данных – Росстат и наши клиенты. На основании данных Росстата мы можем заключить, что после 5-6 кварталов рецессии и снижения объемов ВВП, последние  три квартала идет экономический рост. Он еще неустойчивый – 1,3%, но это явный рост. Мы, как банк, почувствовали начало экономического роста еще летом 2016 года. Когда люди начинают меньше сберегать, более активно тратить и, главное, брать кредиты – это явный тренд. Вслед за ростом трат пойдет оживление промышленности, потому что кто-то должен дополнительный спрос удовлетворять. Мы ждали роста в этом году на 2% – ровно то, что сегодня говорил Максим Орешкин (министр экономического развития. – Прим. ред.). Мы с этим ощущением живем с осени прошлого года, и пока все события дают право быть уверенными в этом прогнозе.
— Российская валюта слабеет последние два месяца. Что делать потребителю, имеющему сбережения, скажем, в пределах 500 тысяч рублей? Не пора ли переводить накопления в валюту или вообще быстрее тратить?
—  Не надо ничего делать [если деньги лежат в банке]. Приведу простой математический пример. За июль рубль обесценился на 5%. От 500 тысяч рублей – это 25 тысяч рублей. Если бы у вас эти 500 тысяч рублей были на валютном или рублевом вкладе, разница по ставке между рублями и валютой была бы 5,5%. Если дальнейших колебаний не будет, все, что вы выиграете на обмене, потеряете на разнице в ставках между рублевым и долларовым депозитом. Курс непредсказуем, но серьезных колебаний, на 10-15%, в этом году не будет. Так что не надо обращать большого внимания на изменение курса рубля.

— На конгрессе много обсуждали, как заставить нашу экономику расти быстрее. У вас есть рецепт?
—  Нашу экономику сейчас сдерживают прежде всего внешние факторы и некоторые внутренние. Если финансовый сектор,  крупнейшие нефтегазовые игроки и целые регионы,  Крым, находятся под санкциями, это существенно ограничивает приток капитала в страну и желание с Россией работать. В целом плохие отношения с Западом – это также ограничивающий фактор. Еще минус – мы находимся в цикле низких цен на сырьевые товары: металлы, нефть, газ, а Россия – сырьевая страна. Те, кто хочет вложиться в эти сферы, не ждут, что получат свой доход. Внутри страны тоже есть факторы неопределенности. Большая часть страны не понимает, как после выборов будет вести себя новая президентская администрация, какая будет экономическая политика, что будет с правами собственности, кто будет доминировать: бизнес или силовые структуры. И эта неопределенность заставляет бизнес медлить с инвестициями. Когда ни внешние, ни внутренние инвесторы не готовы вкладывать, откуда возьмется экономический рост? Он будет браться только из поставок на экспорт, если цены будут расти, и трат населения, если оно вновь хочет ездить за границу, покупать новые автомобили, ремонтировать квартиры и покупать детям новое жилье.
— ЦБ и Минэкономразвития, последние два года боровшиеся с ростом цен, заявили, что низкая инфляция тоже несет опасность. Почему?
—  Это новая реальность, поэтому риски есть. Все мы привыкли, что цены каждый год растут на 10%, а когда инфляция низкая, зарплаты и пенсии не будут расти номинально, надо будет по-другому распоряжаться деньгами, по-другому бизнесу планировать свои затраты. Это абсолютно новое ощущение. Но лучше привыкать к хорошему. Поэтому само по себе снижение инфляции будет огромным достижением для ЦБ, правительства и всего населения.
— Банкирам дали понять, что им следует активнее присматриваться к новым технологиям. Сам вроде бы ЦБ задумался о создании национальной виртуальной валюты. Вы начали следить за биткоином?
—  Лично я не слежу, меня эта тема не интересует, и я не придаю ей такого значения, как некоторые из коллег. ЦБ может в этом поучаствовать. Но во всей этой дискуссии больше моды, чем реального смысла.
— Вы были одним из авторов программы «500 дней». Не пора ли к ней вернуться? Минфин, к примеру, считает, что неэффективность госкомпаний тормозит экономический рост.
—  Из программы «500 дней» (программа перехода плановой экономики Советского Союза на рыночную экономику. – Прим. ред.) все было выполнено, может быть, не в те сроки, в какие планировалось. Была проведена приватизация, финансовая стабилизация и сбалансирован бюджет, просто это заняло не год, а десятилетие. Но, пожалуй, вы правы в том, что когда мы готовили программу, то больше полагались на институты государства, а не на ручное управление. Укрепление институтов, разделения властей, роли парламента – это то, что можно было бы сделать сейчас более сбалансированным.
— В заключение – раз уж ваше имя и фамилия совпадают с именем и фамилией известного сатирика, сможете пошутить о нашей экономике? Может быть, свежий анекдот из кулуаров конгресса?
—  Свежих анекдотов не было – довольно напряженная повестка. Как выпускник Плехановского института и Академии народного хозяйства могу вспомнить анекдот советских времен. На Красной площади проходит парад, идут колонны войск, танков, потом ракет, а потом люди в штатском с дипломатами. Генсек спрашивает, что это за часть. «А это Госплан – оружие страшной разрушительной силы», – отвечают ему. Очень хотелось бы, чтобы наши регуляторы и правительство не были, как в свое время Госплан, оружием страшной разрушительной силы.
Беседовала Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

 http://www.fontanka.ru/2017/07/14/097/?feed

Добавить комментарий