Мистика творчества. Анатолий Лившиц

Анатолий ЛившицЯ имел величайшую неосторожность появиться на этой Земле 16 апреля 1959 года, и я чувствую свой первый крик – «А-А! !! », выражавший решительный протест и явное недовольство по поводу моего выталкивания в мир, в котором я однозначно не хотел появляться. Рос я очень избалованным и капризным, и если мне что-то претило, я об этом старался не воспринимать и делать так, чтобы это никогда не попадалось мне на глаза. Детские годы прошли безоблачно в открытой атмосфере дружбы с однокашниками и играх с ребятами в карты и шахматы, которые для разнообразия часто перемежались футболом.

Стихи я начал писать в шестнадцать лет. Вообще-то, нельзя сказать, что я их начал сочинять, потому что они начали воспроизводиться в моей голове сами. Неожиданно, когда я, уставившись в одну точку, ни о чём не думал и ничего не вспоминал, в голове рождались стихотворные строки и начинали вертеться, как заводные игрушки. Они от меня не убегали и не давали покоя до тех пор, пока по просьбе или даже порой по приказу навязчивого голоса, диктовавшего мне их, не были прописаны в блокноте или тетради. Откуда звучал этот голос и зачем он задиктовывал эти строки, я не знал, и мне не было никакого дела ни до того, ни до другого, но я выполнял его просьбу или приказ, словно послушный ученик, потому что знал, что он от меня не отстанет, если я не буду ему следовать. Конечно, первые стихотворные результаты были весьма далеки от совершенства (четыре года потрачено только на то, чтобы справиться с размером), но процесс писания продолжался, и стихи с каждым месяцем становились всё лучше. В конце концов, они достигли той формы, которая с точки зрения большинства, считается профессиональной и является эталоном высшего мастерства. Конечно, я не оставлял попытки их опубликовать, но они были безуспешными из-за отсутствия знакомых в редакционных кругах.

Когда не складывались стихи, писалась проза. В основном это были очерки, в которые входили мои образные понятия о жизни и мире, искусстве и любви. Их также мне диктовал тот же властный голос, диктующий сейчас эту биографию. Когда в 1999-м году Бог, внезапно вмешавшись в мою неудачно текущую жизнь, неожиданным образом направил меня к Иисусу Христу, я с огромным воодушевлением понял, что тихий голос, надиктовывающий мне поэтические строки и прозаические опусы, которые к великой радости до сих пор продолжают звучать во мне, принадлежит Иисусу. На это указывает евангельский стих «Любящие меня слышат голос мой». Его голос, подобный веянью слабого ветра, так чудесен, что я готов слушать его постоянно, но, к сожалению, мой серый разум, весь день ставящий вопросы и всё подвергающий сомнениям, мешает постоянному желанию осуществиться. Тем не менее, я верю в то, что однажды Иисус войдёт в меня своим духом полностью и пережитое мной дивное состояние, описанное в лучших сверхъестественных стихах, которое ни разум, ни даже воображение придумать не в состоянии, не оставит меня уже никогда. Когда это произойдёт, не знает никто, но я верю, что очень скоро, поскольку летопись провинившегося перед Богом грешного человечества, как говорит мне голос, оканчивается и её последний период подходит к концу.

Добавить комментарий